На Красной площади открылась выставка современного искусства
Все новости на Ridjey Group

13.07.21

На Красной площади открылась выставка современного искусства


1 июля по 31 августа посетители ГУМа со стороны Красной площади смогут наблюдать неожиданное зрелище. На краю знаменитого полотна из брусчатки, прямо напротив мавзолея, вдоль стены ГУМа в ряд будут выстроены восемь странных скульптур. Не пугайтесь! Это выставка «Красный сад», организованная в рамках фестиваля ГУМ-Red-Line. Таким образом фестиваль впервые предложил москвичам оценить возможности актуального российского паблик-арта непосредственно в контексте Красной площади.

Фестиваль современного искусства ГУМ-Red-Line проходит второй раз. Первую попытку предприняли 2 года назад. Однако она не вышла за пределы первой линии ГУМа и бльшого общественного резонанса не имела. Сейчас все выглядит не только масштабнее, но и куда более концептуально. Во-первых, соорганизаторами «Красного сада» выступили сам ГУМ и фестиваль «Архстояние», который ГУМ-Red-Line,у годится если не в дедушки, то в отцы — ему уже 15 лет. Во-вторых, генеральным партнером выставки стала крупная девелоперская компания «ИНТЕКО». Именно последний факт придает выставке совершенно иное звучание. Перед нами не просто современные скульптуры, а художественные объекты, которые должны будут украсить московскую городскую среду. Именно за эту часть проекта и отвечает «ИНТЕКО». У каждой из восьми представленных работ уже есть свой потенциальный адрес. Как уверяют организаторы, с жителями и районным начальством вопросы согласованы. Так что нас поставили не только перед лицом прекрасного, но и перед уже свершившимся фактом.

Что думает об этом проекте сама Красная площадь и лично мавзолей, наблюдающий проказы современного искусства просто в упор, сказать трудно. Первый и последний раз нечто подобное башни Кремля видели семь лет назад, когда Louis Vuitton организовал в сердце империи благотворительную выставку саквояжей, присовокупив к ней огромный сундук, который тут же загородил классический вид на храм Василия Блаженного. Тогда возмутились депутаты думы и потребовали «не опошлять сакральное». Теперь организаторы выставки подошли к делу тактичнее. Фестиваль ГУМ-Red-Line точно соответствует своему названию. Все арт-объекты стоят строго под стенами ГУМа, ничего не загораживают и не пересекают «красную линию», отделяющую сакральное от профанного.

Надо сказать, что сама идея паблик-арта нова только для Москвы, да и то не совсем, если учитывать наличие множества городских граффити. Плоды современного искусства давно украшают мировые столицы, делая их городские среды эффектней и многосмысленней. В Лондоне, например, уже с 1998 года на Трафальгарской площади существует так называемый четвертый постамент, на который каждые полтора года устанавливается новый шедевр современного паблик-арта, отобранный по серьезному конкурсу. Но Красная площадь впервые потеряла невинность по части интеграции в современные художественные тренды.

«Первый раз хоть что-то похожее на современное искусство оказывается на Красной площади, — говорит Надежда Лисовская, арт-директор Зверевского центра Современного искусства, — Кроме чемодана Луи Вуттона никто ничего припомнить не мог. К современному искусству тот чемодан не имел никакого отношения. Но уж лет 7 прошло, а все его до сих пор помнят. Такой был эффект. Посмотрим. Что будет сейчас. Народу много, большинство, конечно, ругается, но на то оно и современное искусство. То что выставлено сейчас нельзя назвать вершиной творческого полета. От паблик-арта это и не требуется. Это хорошее добротное современное искусство, но рассчитанное на широкие массы. Его аудитория скорее инстаграмно-тиктокерская. И это нисколько не умаляет его художественной ценности».

«Когда мы делали эту выставку, — говорит куратор проекта Марина Федоровская, — мы надеялись на перезагрузку и слом вот этих закостенелых консервативных подходов. Один их этих походов — поиск героя, которому надо установить памятник. Но когда этого героя наконец находят и укореняют в каком-то значимом месте, неизбежно происходит застой. В нашем проекте мы предложили более живую концепцию. Есть арт-объекты и есть зоны, где они должны стоять. В результате получится новая карта Москвы, где объекты постоянно меняются».


В идее заменить классический памятник странным арт-объектом, имея в виду не факт увековечения очередного гения нации, но порой самые неожиданные смыслы, действительно что-то есть. Главное — найти верную локацию. Ведь суть паблик-арта и состоит в диалоге с пространством. Скульптор Роман Ермаков, например, последние два года был занят серьезным исследованием обновленной и похорошевшей Москвы именно на предмет поиска таких локаций. Он нашел 29 точек, где может появиться новая городская скульптура. В итоге создалась серия работ под общим названием «Танцующая ось пятого измерения». Одна из них — «Стабильная композиция» — представлена на выставке. Это, пожалуй, самый крупный здешний объект, его высота 6 метров. Стабильность композиции вполне условна. Она состоит из шаров, поставленных друг на друга и соединенных с вертикальными сигаровидными формами. Ослепительно белый стеклопластик рассчитан на то, чтобы лет десять его поливали дожди и засыпал снег, а ему при этом ничего не делалось. Не мрамор, конечно, но тоже надежно.

Работа Андрея Филиппова обращена не столько к новым измерениям, сколько к русской истории. Филиппов представил фигуру «Гномон». Над низким металлическим постаментом возвышается крыло и голова орла, чей клюв парит над вырезанными на металле Альфой и омегой.
«Мой орел не однокрылый, — объясняет Филиппов. — Когда он отбрасывает тень, он становится двуглавым и двукрылым. Сейчас полдень и мы этого просто не видим. Эта работа играет как солнечные часы. Тень движется за солнцем. В этом есть связь с движением светил, космосом и вообще музыкой сфер. Возле головы орла стоят две буквы — альфа и омега, то есть начало и конец. Эти часы определяют не столько время, сколько вечность. Эта эфемерная тень, поочередно удваивающая и обнуляющая все, и есть главный смысл композиции. По многим алхимическим трактатам конец трансмутаций есть птица феникс, или двуглавый орел, или философский камень. То есть нечто, способное к вечному возрождению. Так же и в моей концепции. Все социальные мутации всегда приводят к одному — к имперскости. От этого никто не уйдет и никуда не денется. Это и есть спираль времен».

Кстати, первоначально орел Филиппова стоял на Крите, около Православной академии и символа Константинопольского патриаршества. Это непллохая репутация для работы в стиле паблик-арт.


Николай Полисский, выступающий на выставке не только как автор, но и как один из организаторов, представил колонну, почти в точности повторяющую античный ионический ордер, но сделанную из обструганных ветвей орешника. Это классический продукт самого большого в Европе арт-парка Никола-Ленивец, расположенного в Калужской области.

«Красная площадь — это одна из величайших площадей мира, — объясняет Полисский, — нужно было предложить что-то значимое. И я обратился к античности как к чему-то изначальному, к чему культура всегда обращается. Но теперь мне хотелось переосмыслить классику с точки зрения своей деревни. Я взял античный образец и сделал его из орешника, который у нас там в Калужской области растет. Я очень люблю использовать материал дешевый. Пафос античной колонны снимается местным материалом. Меня не устает поражать эта магия, которая путем не сложных манипуляций превращает бедный материал в произведение искусства».

Самой большой популярностью на выставке, особенно у детей, пользуется арт-объект «Непроходимая чаща» (авторы Василиса Прокопчук и Евгений Брагин). Представьте себе четыре металлические опоры, образующие пустой внутри куб метра два высотой. Теперь представьте себе, что на верхние точки опор натянута прочная сетка, на которую повешены грубо обструганные стволы ольхи. Эти стволы немного не достают до земли и представляют собой густой и прозрачный колеблющийся лес, сквозь который можно пройти. Именно это и делают дети с осторожным восторгом.

Есть на выставке и менее интерактивные, но более отяжеленные смыслом работы. Например, «Звезда» художника Рината Волигамси. «Звезда» сделана из кусков разрезанного ржавого металлолома и действительно изображает звезду, но не ту, которая светит с кремлевских башен, а звезду, прошедшую через тот плавильный котел истории, который неизбежно ломает симметрию задуманного некогда совершенства. К этой видавшей виды звезде приросли новые лучики, она вовсе не блестит на ярком июльском солнце, а скорее напоминает танк, только что победивший в битве на Курской дуге и еще не смывший следы пороха.

Есть здесь и кокетливая, но мудрая женщина, держащая на руках небосвод под названием «После Макоши». Это работа Дмитрия Аске отсылает не только к славянской мифологии, русскому авангарду, Малевичу и его супрематизму, но и к той трогательной Девушке с веслом, которая некогда неизменно украшала ампирные парки советского времени.

Художник Дмитрий Жуков тоже начал свою рефлексию с мысли о садах и парках. Только французских. Он представил большую скульптуру, изготовленную в сложной технике кузнечной сварки под названием «Французский де Сад».

«Я очень люблю парки, — рассказывает Жуков, — и вот однажды, гуляя по одному регулярному французскому парку, который постоянно стригут, придавая деревьям строго геометрическую форму, я почти зрительно увидел его трагедию. Этой древесной жизни так хочется жить, расти, бушевать, но приходит человек с ножницами и все время ее структурирует в то, что ему нужно. В этом есть элемент садизма. Сначала я хотел назвать эту работу “Французский сад”, но потом подумал — все-таки это “де Сад”».

Архив новостей

МЫ ОРГАНИЗОВЫВАЕМ ВЫСТАВКИ В МОСКВЕ, В РОССИИ, СНГ, ЗА РУБЕЖОМ